История детской
литературы
История детской
литературы
История детской
журналистики
История детской
журналистики
Забытые имена
Забытые имена
Новые факты
Новые факты
Из старых газет
и журналов
Из старых газет
и журналов



























Главная >> Историческая энциклопедия >> История детской журналистики

 
 

М. И. АЛЕКСЕЕВА

Становление российской детской публицистики

Методическая разработка к специальному семинару

В 1920-х годах прошлого века материалы публицистического характера составляли основное содержание детских журналов «Дружные ребята», «Пионер», «Еж». Они призваны были объединять детей, руководить их работой, учебой, убеждать в правоте и значительности того, что делали взрослые, пробуждать интерес к общественной работе, к участию в жизни страны. Следует отметить актуальность вопросов, поднимаемых детской печатью, и широту тематики публицистических материалов.

В те годы насчитывалось уже немало талантливых детских публицистов. Обращают на себя внимание материалы Б. Ивантера, М. Ильина, В. Кетлинской, Б. Житкова, П. Лопатина, Л. Кассиля. Новые формы и методы искали и находили редакции детских журналов, рассказывая ребятам о том, чем жила в то время наша страна, – о первых пятилетних планах, и о событиях международной жизни.

«В противоположность старому детскому журналу, который нащупывал прежде всего индивидуального читателя, индивидуального ребенка, – писал журнал «На путях к новой школе», – современный детский журнал ориентируется на определенную читательскую публику, на организованных детей. Эта определенность ориентации, определенность читательской публики дала нашим журналам возможность подойти к разрешению той проблемы, перед которой беспомощно стоял старый детский журнал, а именно проблемы периодичности, проблемы журнальности в тесном смысле этого слова... Появляется, может быть, впервые в детской периодической литературе, типичная периодика, появляются журнальные статьи»1.

Однако среди этих статей было немало «руководящих», «установочных» материалов, изобилующих лозунгами и призывами, о конкретном содержании которых редакция с ребятами не говорила. Призывы поэтому оставались только призывами. Громкие, трескучие фразы ребят не убеждали, с какой бы страстностью они ни писались. Такого рода «установки» цели своей не достигали и оставались для ребят только словами.

Но были и другие примеры. В одной из корреспонденций журнала «Дружные ребята» рассказывалось о «чудесах на 20 саженях».

«Там, где жил царский министр, за две-три версты до Большой Алешни, уже виден сад на пригорке, а среди деревьев высокие старинные дома с башенками, с бойницами (отверстия для стрельбы).

Еще 11 лет назад здесь жил царский министр земледелия Ермолов. Крепкими каменными степами огородил он свой дом, тяжелые ворота открывались только для господских экипажей. А теперь в имении помещика Ермолова – большеалешинская сельскохозяйственная школа. 149 крестьянских мальчиков и девочек учатся здесь, как заставить землю давать двойной урожай, как переходить от сохи к трактору, как артелью сообща вести хозяйство. Деревенские ребята, которых не пустил бы за ворота министр Ермолов, хозяйничают в его саду, в поле, на скотном дворе»2 .

Группа ребятишек написала о том, как они с учительницей «удивили» деревню, подсчитав, сколько времени сэкономят крестьяне, если купят сельскохозяйственные машины.3

Новая жизнь врывалась в самые глухие уголки Советской Республики. Из далекой Сибири писали о своей жизни школьники села Мерзло-Салбинского:

«Местечко, в котором мы живем и учимся, плохое, таежное, заброшенное. Летом стоит непролазная грязь, часто идут дожди, хлеба родятся плохие, да и те часто вымерзают. Недаром нашу Салбу называют «мерзлой». В нашем селе насчитывается до 300 домов. Раньше наше село было волостью, а теперь у нас в Салбе изба-читальня имени М. И. Калинина, есть общество потребителей, школа. У нас в школе 4 группы. Учеников в школе 120 человек. С ними занимается учитель Петр Дмитриевич Юдин и учительница Мария Никитична. Наша Салба стоит в яме между гор, в тайге. До районного села Абаканска 50 верст. Два раза в неделю из Абаканска приходит почта и привозит письма и газеты, а нам, пионерам, ничего не привозит. Вот и желаем мы, чтобы вы, москвичи, писали нам письма и помогали нам...»4.

Ребятам отдаленных районов страны хотелось, чтобы далеко в Москве знали, как они живут, в чем нуждаются. Журнал давал им возможность не чувствовать себя оторванными от жизни всей страны. Публикация детских писем, рассказывающих о жизни окраин и глухих уголков Союза, имела большое общественно-политическое значение. Ребята объединялись и помогали отцам и матерям строить новую жизнь в городе и деревне.

Особенно трудно приходилось пионерам национальных окраин. Журналы старались помочь им. На их страницах довольно часто печатались материалы о жизни остяков и вогулов, калмыков и тунгусов, алтайцев и дагестанцев. От самих ребят редакции получали сведения о возникновении пионерских отрядов даже на далеких стойбищах. «Пионер» писал об отряде стойбища Чарбах. Так называлось гиляцкое селение, в котором жили представители племени, «наиболее отсталого среди прибрежного амурского туземного населения»5. В одном из писем, опубликованных в журнале «Пионер», рассказывалось о том, как стала пионеркой девочка из далекого горного кишлака.

«Через год никто не узнал бы в бойкой звеньевой Азизю, – писала детская корреспондентка журнала. – Устроили ее в интернате. И теперь она сама может рассказать о том, что ни за какой калым нельзя ни купить, ни продать женщину и что женщина тоже человек, как и мужчина»6.

Из стенгазеты «Ежа» ребята узнавали, как трудно было туркестанским детям убедить родителей в том, что очень удобно бегать в трусиках и есть ложкой, а не руками7.

Эти факты были не только информацией для тех ребят, которые жили в центре страны. Они помогали детям таких же отдаленных уголков бороться с невежеством и суеверием, чувствовать силу коллектива, жить по-новому.

В июле 1928 г. было издано постановление ЦК «О мероприятиях по улучшению юношеской и детской печати». В нем говорилось: «Наиболее отрицательными сторонами детской книжки все еще является неудовлетворительность освещения и прямой отход от социальной темы.., злоупотребление тенденциозной агиткой...»8. В свете этого постановления большой интерес представляет творчество Н. Олейникова – профессионального журналиста, партийного детского публициста.

С 1928 по 1930 г. Н. Олейников был ответственным редактором журнала «Еж». В эти годы на страницах журнала публиковались его увлекательные очерки на общественно-политические темы. Одно из самых интересных публицистических произведений Олейникова – очерк «Сколько тебе лет?», посвященный юбилейной дате – 10-летию Красной Армии. По-разному откликнулись на эти события журналы для детей. Редакция «Пионера» вместо передовой публикует в юбилейном номере обращение «Ко всем юным пионерам и детям рабочих и крестьян Советского Союза»:

«Славная рабоче-крестьянская Красная Армия 23 февраля празднует свой десятилетний юбилей. Вы живете в грозные времена, когда капиталисты хотят напасть на нас. Они открыто готовят войну против нашего пролетарского государства.

Пионеры! В день десятилетней годовщины Красной Армии проверьте, что вы сделали по военной подготовке. Все ли вы начали активно обучаться военному делу?»

Той же теме посвящен фотомонтаж «Как мы выросли» (с пояснительным текстом). Фотографии убедительно показывают рост военной мощи молодого Советского государства: «Первый парад Красной Армии в 1918 году», «Парад Красной Армии в 1927 году»; «Самострел, применявшийся партизанами в борьбе с белыми бандами»; «Очень маленький самолет – авиэтка» и т. д.

«Десять лет Красной Армии, – писала редакция «Пионера». – Десять лет героической победоносной борьбы на десятках фронтов. Десятки тысяч жертв, десятки тысяч героев! Обо всем этом с интересом и вниманием прочтут сегодня миллионы юных пионеров, школьников и комсомольцев, для которых Красная Армия является примером подлинной, не выдуманной истории героизма, самопожертвования и великих побед. Рабочие и крестьяне, взявшие в 1917 году власть, для защиты революции организовали свою Красную гвардию, из которой выросла потом Красная Армия»9.

Редакция журнала «Еж» сочла нецелесообразным вести общий разговор на эту тему. В юбилейном номере «Ежа» вместо передовой статьи, посвященной 10-летию Красной Армии, публикуется очерк Н. Олейникова «Сколько тебе лет?»10.

«Сколько тебе лет? Десять. Так вот, я расскажу тебе занятную историю, – начинает рассказ Олейников, сразу же делая читателя в какой-то мере участником происходящих событий. – Десять лет назад, как раз в день твоего рождения, в казачью станицу Новочеркасск приехал бородатый оборванец в детском соломенном картузе...»

В очерке всего два действующих лица, два вымышленных персонажа – генерал белой армии Семиколенов (тот самый бородатый оборванец) и рабочий, смазчик Иван Дорофеев. Но за ними две армии – армия белогвардейцев и армия рабочих и крестьян. «Сапог у них нету, командиров нету, а в драку лезут», – говорит о Красной Армии генерал Семиколенов. Как рефрен звучат в очерке слова Олейникова «генерал говорил правду». Это не Семиколенов, а сам автор, непосредственный участник гражданской войны, рассказывает о тяжелом положении большевиков на фронте и в тылу. Белой армией командовали кадровые офицеры и генералы. Красной Армией – рабочие и крестьяне. Они же управляют республикой.

«Председатель Совета вызвал к себе Ивана Дорофеева и сказал ему:
– Ты назначен командиром полка.
– Как же я буду командовать полком,— удивился Иван Дорофеев.— Я не знаю этого дела.
Председатель Совета ответил:
– У нас ученых командиров нет, ты человек надежный, научишься.
– Да ведь я смазчик.
– А я слесарь, – сказал председатель, – и все мы в Совете рабочие, а вот целым городом управляем».

Генерал говорил правду – командиров у большевиков не было, но рабочие и крестьяне учились командовать и хозяйствовать.

«Красным скоро конец, – говорил генерал Семиколенов. – Сколько к нам войск на помощь идет». Генерал говорил правду. Империалисты других стран оказали белогвардейцам помощь. Они прислали своих солдат. Но те не хотели воевать с русскими.

«За что боролись?» – этот главный вопрос ставит автор в конце очерка. Он заставляет генерала Семиколенова – ярого врага большевиков – осознать причину поражения белой армии, которой не помогли ни союзники, ни танки, ни опытные офицеры, и причину победы рабочих и крестьян в этой войне.

« – Отчего нас разбили? У нас были опытные командиры, мы были сыты, одеты, обуты, нам помогали союзники, у нас были танки. А у красных ничего не было. Но красные знали, за что боролись, и потому они победили. Надо сказать правду: рабочие и крестьяне не с нами, а с ними. Генерал написал правду».

Будущее за рабочими и крестьянами. Это сумел понять даже царский генерал. Об этом говорили заключительные строки очерка:

«23 февраля 1928 г. по улицам шла хорошо одетая, хорошо обутая, хорошо обученная армия. Это шла армия литейщиков, кузнецов, токарей, грузчиков, текстилей, печатников, сапожников, косарей и пахарей. Это Красная Армия в 10-й раз праздновала день своего рождения».

Тогда казалось, что коммунистическая идея одержала победу и за ней будущее.

В очерке два плана. С одной стороны, читатель видит действительность глазами генерала Семиколенова, с другой стороны, для него очевидно, чем оборачивается «правда» генерала на самом деле. Подлинную правду читатель слышит из уст автора. Очерк состоит из маленьких новелл. В каждой из них Олейников освещает важный вопрос – положение на фронте и в тылу, рождение Красной Армии, белогвардейцы и их союзники, причины поражения белой армии и т. д. Каждый из этих вопросов мог послужить темой отдельного очерка. Олейников обладал даром двумя-тремя штрихами обрисовать положение и вместе с тем внести полнейшую ясность в любой, самый сложный вопрос. Очерк «Сколько тебе лет?» документален. Документальность его заключается не в том, что Олейников выводит реально существовавших лиц, а в том, что он с документальной точностью воспроизводит факты действительности, исторические события. Но убедить ребят голыми фактами, абстрактными рассуждениями нельзя. И на помощь автору приходит сюжет. В очерках Олейникова действуют вымышленные, но живые люди. В очерке «Сколько тебе лет?» – это генерал Семиколенов и смазчик Иван Дорофеев, в очерке «Прохор Тыля» – начальник скаутов Прохор Тыля, в очерке «Отто Браун» – некий господин Окс, в очерке «Праздник» – мальчик, от имени которого ведется рассказ. Последний очерк также посвящен праздничной дате – 1 Мая. Герой его – одиннадцатилетний заводской парнишка. «Моя должность мальчик», – говорит он о себе. – После работы у меня всегда болели ноги. Вот почему я любил праздник». Это было для ребят удивительно, потому что они любили праздники по другой причине – в эти дни они веселились вместе с родителями, ходили на демонстрации, получали подарки. Рассказывая о жизни мальчугана, Олейников сумел охарактеризовать и положение рабочих в царской России, и их политическое бесправие, показать завоевания Советской власти. Вместе с тем ребята узнали, почему 1 Мая стало днем международной солидарности трудящихся. В листовке, найденной мальчиком, можно было прочитать следующее:

«Сегодня особенный праздник. Его нет ни в одном календаре. В этот день попы не звонят в колокола и не служат молебнов. Они не собирают ни яиц, ни куличей, ни блинов, ни кур, ни денег. Кем же и для кого заведен этот странный праздник? Он заведен рабочими и для рабочих. В 1899 году в Париже был съезд рабочих всего мира. Приехали и немцы, и русские, и англичане, и шведы, и итальянцы, и поляки. Во всем свете рабочим живется несладко. Они работают по 12, по 14, а то и по 16 часов в сутки. И вот съезд постановил: пусть в день 1 мая рабочие всех стран побросают работу, выйдут на улицу и скажут: – Мы требуем 8-часового рабочего дня! И пусть день 1 мая навсегда станет праздником для рабочих всего мира»11.

Как показать ребятам те перемены, которые произошли в стране за годы Советской власти? Фантазия Олейникова неистощима. В № 9 «Ежа» за 1928 год ребята увидели объявление такого содержания: «В следующем октябрьском номере «Ежа» читай рассказ Н. Олейникова о человеке, который заснул при царе, а проснулся в Октябре».

Проснувшийся после одиннадцатилетнего летаргического сна учитель географии и истории Иван Иванович смотрит на все глазами «старорежимного» человека и ничего вокруг не узнает: вместо трехцветного флага, символа империи, – красный флаг, символ революции, вместо института благородных девиц – трудовая школа им. Горького. Сын дворника, адмирал, живет в Смольном, где когда-то жила приятельница Ивана Ивановича, графиня. Что такое Жакт, Петрорабкооп? Иван Иванович впервые слышит эти слова и осмысливает их по-своему. В его представлении г-н Жакт – владелец дома, Петрорабкооп – владелец магазина и т. д.

Необычная ситуация дает Олейникову блестящую возможность наглядно сравнить то, что было, с тем, что стало. Обо всем этом можно было написать в статье, посвященной очередной годовщине Советской власти. Но Олейников избирает иной путь. Он пишет занимательный рассказ со множеством запоминающихся деталей, смешных подробностей и убеждает маленького читателя в том, что жизнь в России стала неузнаваема, гораздо более красноречиво, чем авторы многочисленных статей на эту тему, полных общих утверждений и отвлеченных истин.

Не менее интересны печатавшиеся в журналах произведения Олейникова на международные темы.

«Отто Браун» – так называется опубликованный в «Еже» очерк Олейникова о побеге из тюрьмы замечательного немецкого коммуниста. В № 4 «Дружных ребят» за 1929 г. был напечатан посвященный той же теме очерк О. Бернарио «Руки вверх» (Как мы освободили из тюрьмы Отто Брауна). Это был рассказ очевидца, непосредственной участницы событий, с точной констатацией фактов:

«Городской обер-прокурор выпустил объявление о бежавшем. На всех перекрестках и улицах были расклеены наши фотографии. За наши головы было обещано 5 тыс. марок. Даже в кино показывали наши портреты... Единство и сплоченность рабочих защищали нас от злобы капиталистов...»12.

В очерке Олейникова ситуация воспроизведена тоже очень точно. Несмотря на то что Отто Браун и его невеста ни разу не появляются на сцене, они подлинные герои очерка. Действует же вымышленное лицо, продажный авантюрист, некий г-н Окс. Олейников ни разу не высказывает непосредственно своего авторского отношения к этому человеку. Но Окса очень красноречиво характеризуют его поступки. Его подлинное лицо видно даже самому наивному читателю. Г-н Окс ищет опасного преступника. Он случайно прочитал в газете о том, что из тюрьмы бежал писатель-коммунист Отто Браун. Об этом говорят и по радио. Портрет Отто Брауна показывают в кино. За его голову обещают 5000 марок. И г-н Окс устремляется на поиски бежавшего. Он видит Отто Брауна в каждом прохожем. Торговку лимонами принимает за его невесту. А в результате сам попадает в полицию, потому что один из прохожих, которого преследовал Окс, его самого принимает за Отто Брауна. Множество комических положений, в которые попадает г-н Окс, только подчеркивает неуловимость немецкого коммуниста. Полиция бессильна, несмотря на то, что «выпустила тысячу сыщиков». «40 арестованных Отто Браунов» в полиции – это насмешка над стражами закона и их пособниками. Отто Брауна надежно охраняют рабочие. «Да, в Берлине Отто Брауну раздолье, – вынужден признать один из полицейских. – Рабочих тут много, рабочие нынче все за коммунистов. Поди, поймай его»13. Г-н Окс и его приключения – это возможность увлекательно рассказать ребятам о вещах серьезных. Обстановка в Германии в то время была очень сложная. С одной стороны, росло влияние коммунистического и рабочего движения, с другой стороны, это был канун фашизма. Усилились происки реакции. Сотни тысяч коммунистов были брошены в тюрьмы. Обо всем этом Олейников рассказывает ребятам в очень доступной для них форме. По сути дела он создает маленький детектив. И вместе с тем информирует читателя о происходящих событиях и решает важнейшую для того времени общественно-политическую тему – тему классовой солидарности трудящихся.

В конце 1920-х годов в детских журналах предпринимались интересные попытки делать обзоры внутренних и внешних событий, освещаемых в газетах. Такие обзоры печатал на страницах «Пионера» Л. Кассиль. Назывались они «Очерки газетного путешественника». В основе каждого из этих очерков лежит серия фактов, тех фактов, которые составляли содержание газет для взрослых. Для детей эти факты излагались более живо, простым языком:

«Добрый американский дядюшка, министр иностранных дел Соединенных Штатов мистер Келлог очень заботится о мире. Но СССР все-таки подписал пакт. Доказывая свою твердую, неизменно мирную политику по отношению ко всем народам, СССР первый предложил своим соседям подписать обязательство о том, чтобы досрочно ввести в силу пакт Келлога»14.

В отличие от очерков Олейникова, материалы Кассиля не документальны, а фактографичны. В них отсутствует фабула, нет образов. Это только констатация фактов, попытка логическим путем убедить читателя:

«Буржуазные министры продолжают делать визиты папе, королям и друг другу.

Наши советские «министры», наши народные комиссары тоже делают теперь визиты... Кому? Рабочим!

Кроме того, рабочие сами делают визиты своим наркомам.

А недавно московские рабочие сделали другого рода «визит». 15 000 рабочих, по поручению рабоче-крестьянской инспекции, под видом посетителей и просителей явились в учреждения и «выловили» там не один десяток бюрократов, волокитчиков, мешающих работе наших учреждений»15.

Даже беглый анализ детской журнальной публицистики 1920-х годов говорит о многообразии ее форм и методов.

На страницах журналов «Дружные ребята», «Пионер», «Еж» представлены многие жанры, начиная со специфически газетных – информации, корреспонденции, заметки, кончая статьями фельетонами и обзорами. Одним из самых популярных жанров в то время был очерк. Вместе с тем совершенно определенно обозначилась специфика этих жанров применительно к восприятию детей. Именно в журналах 1920-х годов родилась детская художественная публицистика, одним из родоначальников которой по праву можно считать Н. Олейникова.

Москва 2010




Примерные темы курсовых работ

Особенности детской публицистики.
Жанры российской детской публицистики.
Публицистика на страницах детских журналов 1920-х годов.
Сравнительный анализ публицистики «Пионера» и «Ежа».
Николай Олейников – публицист.
Очерк на страницах журнала «Еж».
Статья на страницах журнала «Пионер» 1920-х годов.
Публицистические приемы детских журналистов 1920-х годов.
Тип детского журнала 1920-х годов.


Литература

Алексеева М. И. Советские детские журналы 20-х годов. – М.: Изд-во МГУ, 1982. – 133 с.
Колесова Л. Н. Детские журналы России. ХХ век. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. – 369 с.
Холмов М. И. Становление советской журналистики для детей. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. – 208 с.




1 Марголина С. О новых детских журналах // На путях к новой школе. – 1926. – № 7-8. – C. 180.
2 Дружные ребята. – 1928. – № 22. – С. 27.
3 Дружные ребята. – 1927. – № 14. – С. 29.
4 Пионер. – 1926. – № 1. – С. 10.
5 Пионер. – 1925. – № 9. – С. 10.
6 Пионер. – 1926. – № 3. – С. 13.
7 Еж. – 1928. – № 4.
8 О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении. Сборник документов и материалов. – М., 1972. – С. 158.
9 Пионер. – 1928. – № 4. – С. 1
10 Еж. – 1928. – № 2. – С. 22.
11 Еж. – 1928. – № 3. – С. 15.
12 Бернарио О. Руки вверх. – Дружные ребята. – 1929. – № 4. – С. 14.
13 Олейников Н. Отто Браун. – Еж. – 1928. – № 5. – С. 15.
14 Пионер. – 1929. – № 8. – С. 14.
15 Пионер. – 1929. – № 6. – С. 8.

 



Комментарии







 
   


© 2010-2018 РадугаМедиа.
Все права защищены.
О замеченных ошибках просьба сообщать
на radugamedia@mail.ru.
Дизайн RadugaLabs.
Разработка IT-Raduga.